Истории читательниц: Алена Шитова

«Был период гомофобии. Но в конце концов, пришло принятие»

Асексуалка из Москвы — о борьбе внутренней и с родственниками
Меня зовут Алена Шитова, мне 25 лет, я живу в Москве, и я асексуал-биромантик.

Я выросла с бабушкой и дедушкой. Стоит ли рассказывать в каком, кхм, ужасе я росла? Кратко — драки, крики, ссоры, срачи. Благо, хоть не вбивали в голову гомофобию — хотя стереотипы сексистские я усвоила. Сейчас не в отношениях — расстались. Но об этом чуть ниже.

Занимаюсь писательством. Сейчас работаю над проектом одной книги. Что ещё сказать о себе… К религиозным течениям, в принципе, на данный момент не отношусь никак. Пофиг, в общем, на эти срачи одних с другими. Меломан. Насчёт книг — приобрела две книжки: «Река моих сожалений» и «Кошка Далай-ламы».

Не знаю, как, но у нас закрутился роман

Как асексуала я себя осознала лет в шестнадцать. Хотя тогда этого определения не знала. С биромантичностью было долгое отвержение. Да, был период гомофобии. Но в конце концов, пришло принятие. Аж в 23 года
Когда я еще не открылась маме, у нас были скандалы из-за того, что я в разговорах поддерживала ЛГБТ. Потом я рассказала про свою асексуальность — и мама это нормально восприняла.

Примерно два года назад я познакомилась с одной девушкой. Пусть будет — В. Она с Дальнего Востока. Не знаю, как, но у нас закрутился роман. Сама в шоке была. Даже планировали встречу — я к ней приехать должна была.

В общем, дома об этом узнали. Опущу подробности, как и почему. Ориентацию мою вроде бы приняли, даже она — В. — им понравилась. Но после новогодних праздников в 2020 году мы с ней расстались. Виновата, как я считаю, одна из моих родственниц — двоюродная бабушка. В. меня бросила. Она вообще встала на сторону моих родственников. Но несмотря ни на что, я просто хочу съездить в её город — имею же право.

Здесь нужно сказать, что с рождения я страдаю эпилепсией. Раньше была инвалидность, сейчас ее нет. Но из-за этого за мое стремление ездить и путешествовать меня закрыли в психушке — психиатрическом стационаре. Как им удалось? Мать написала заявление. Некоторое время я провела в этом учреждении, после чего суд решил, что я не должна там быть против воли (в суд обратилась сама больница, что узаконить мое недобровольное лечение). К В. я уже не поехала — перегорела. Да и куда я поеду не зная адреса? Родственники добились только того, что я свалила из дома. Сейчас живу в хостелах.

После этого родственники стали мне угрожать, что если я опять соберусь к В., они снова поместят меня в диспансер.

Да, существует дискриминация а*людей, если кто не знал

Я не раз сталкивались с дискриминацией. Пожалуй, не буду описывать подробности. Не особо тохочется вспоминать
Но скажу так — в России очень негативно относятся к асексуалам. Да, существует дискриминация а*людей, если кто не знал. Эмигрировала бы я, если была такая возможность? Да, подальше от этого режима — в Англию или Германию.

Я считаю, ЛГБТ-сообщество должно становиться более открытым. Более того, я считаю, следует по примеру Европы взбунтоваться. Там же не всегда было так солнечно, как сейчас — но ЛГБТ+ люди не стали терпеть. Нашим тоже пора, но — увы, молчат. Конечно, нужны передачи и фильмы, направленные на поддержку ЛГБТ. Сейчас же их почти нет.
Редактура: Михаил Данилович
Фото: Jackson David / Unsplash

ещё истории
Ваша история может вдохновить других
Необязательно становиться абсолютно публичным. Любая открытость — перед собой, близкими, друзьями — постепенно ведёт общество к большему принятию разнообразия и неполярности
Нажимая на кнопку «Отправить», вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности