Принять себя

Комментарий психолога. Личный опыт ЛГБТ
Мария Наймушина
психолог ЛГБТ-группы «Радужный мир»
Процесс принятия можно разделить на два этапа. Первый – понять себя. Второй – принять. Например, ты постоянно чувствуешь, что что-то не так. Тебе 35 лет, ты не женат, и люди всё время тебе это возвращают: «Слушай, а что с тобой такое?» И ты объясняешь сам себе, что просто пока не нашёл «ту самую» женщину. А тебе говорят: «Слушай, а, может, ты гей?» И ты вдруг останавливаешься, прислушиваешься к себе и думаешь: «А ведь правда...» Это первый шаг. Понимание.

За ним идёт этап принятия, и здесь всё происходит очень по-разному. Человек оказывается перед выбором: или неясные последствия, с которыми он столкнётся, отказываясь от себя, или неясные последствия, с которыми он столкнётся, если выберет непривычный путь. Кто-то выбирает себя, кто-то – стереотипы, и каждый из этих выборов верный для конкретного человека в конкретный момент времени.

Проще тем, у кого получилось разобраться с самоидентификацией в период подросткового бунта. Сепараторное протестное настроение определяет вектор развития. Меняется активность головного мозга. Всё направлено на протест, и в этом состоянии проще принимать себя, искать альтернативы. Однако и здесь случается по-разному. Бывает, что ребёнок достигает подросткового возраста физиологически, но не психологически, и всё никак не может понять, отчего ему так умереть хочется.

Конечно, можно говорить о некой внутренней свободе, когда ты принимаешь своё желание делать то, что хочешь, не опираясь на стереотипы. Кто-то называет это интуицией, кто-то осознанностью, кто-то внимательностью к себе. Но внутреннюю свободу невозможно воспитать наедине с собой. Она возникает и воспитывается во взаимоотношениях со значимыми, близкими взрослыми. Это вроде трафарета, который на тебя наложили, и он усвоился как «норма».

Принять себя без понимающего, принимающего и не оценивающего человека рядом – очень сложно. В идеале, таким человеком становится родитель. К сожалению, немногие родители готовы выступить в этой роли. Другой вариант – психолог. Но тоже не любой. В своё время я как психолог столкнулась с ЛГБТ-подростками, которые пытались покончить жизнь самоубийством, и не знала, что мне делать. Стала искать информацию, попала в проект Елены Климовой «Дети-404»...

Универсальный совет, наверное, такой: искать как можно больше информации, точек зрения. Просто смотреть, какая из них ближе. Как говорили подростки из проекта «Дети-404»: «Я читаю историю и понимаю, что она про меня». Надо искать свою правду, которая откликается.
ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
Ощущение о том, кто я, было с момента осознания себя как человека. Наверное, с детства. Меня тянуло к нестандартной для мальчиков одежде, играм. О том, что есть возможность сменить пол, я узнала лет в 10, но не была уверена, что буду это делать. Когда выросла, пыталась измениться. Ходила к проститутке, но интереса не было. В конце концов, взвесила все «за» и «против»: хочу ли я жить, скрывая, кто я, мучать себя и окружающих, или хочу жить счастливо, пусть и одиноко? Сделала осознанный шаг в пропасть. У меня были две квартиры, машина, я дружила с людьми из высшего общества — но отказалась от всего этого. И счастлива, что добралась до безопасной страны, где начала жизнь с нуля
Николь, Азербайджан – Амстердам
В 22 я начала понимать, что всё идёт не так, и я, кажется, всё это время двигалась назад. Пыталась исправить себя, сделать «как у всех», оправдать ожидания мамы и общества. Я поняла: это всё равно, что порезаться и пихать руку в огонь, чтобы залечить рану. Тогда, кажется, начала принимать свою пансексуальность. Это был приятный, поворотный момент, когда я начала доверять себе, окружающим, близким мне людям, знакомиться с теми, кто меня понимает, кто не будет давить и говорить, что это пройдет, это переходный возраст и «это потому, что у тебя нормального парня не было». Конечно, помог интернет. Ещё помогла подруга, с которой я «доставала» свои чувства и эмоции, анализировала их
Настя, Узбекистан
Я вырос во время, когда ещё не был интернета. То, что со мной «что-то не так», начал понимать лет в 12. Мы жили в небольшом городке с населением чуть больше ста тысяч человек. Единственное, что я знал, это то, что «пидор» — очень плохой человек. Процесс принятия себя в этой атмосфере проходил долго, лет до 17. Только в этом возрасте я смог признаться себе, что я гей и не испытать при этом отвращения. Когда у меня дома появился интернет, я много «гуглил» информации на эту тему, хотя её было совсем немного. В то время я так и не нашёл ничего на тему «Быть геем — это вариант нормы»
Александр, Россия - Латвия
Я поняла, что мне нравится девушка, но никак не хотела это называть. Было очень страшно. Я думала: «Общество гомофобное, друзья и подруги отвернутся, мама внуков хочет — точно из дома выгонит». Тогда я даже не подозревала, что есть сообщество, есть люди, готовые поддерживать, принимать, делиться опытом. Это был сложный процесс. Постоянное оспаривание своего же мнения и опыта. Я начала искать информацию. Читала группы ВКонтакте или в Фейсбуке, опросы, статьи, записки, личные истории. Это помогло допустить саму мысль о том, что я лесбиянка. Плюс внутренняя девиантная бунтарка сыграла свою роль — хотелось как можно скорее осознать себя и кричать о том, что я и кто я. В конечном итоге, я сама себе «продала» идею о том, как важно называть вещи своими именами. И всё встало на свои места
Элен, Казахстан
Процесс принятия себя начался в подростковом возрасте и продлился около 10 лет. Это походило на маятник. То я понимаю, что самое большое счастье — быть собой, дать волю своим чувствам и признать существование своих желаний. То — задаюсь вопросами: что родственники? что мама? а дети? В итоге понял: нет смысла бороться с очевидным, и хотя бы себе я могу не врать.

Мой совет — прислушиваться к себе. Строить планы исходя из того, что есть внутри тебя, а не из того, что кому-то надо, пусть этот кто-то и твой родственник. Тот, кто тебя любит, всегда скажет: «Я буду любить тебя таким, какой ты есть». Эту фразу в своей семье я так и не услышал.
Михаил, Россия
Текст: Владимир Соколов, Михаил Данилович, Анастасия Сечина. Перевод на английский: Ирина Галина.