Человек не стал в один момент другим

Психологи — о том, что происходит с родителями после каминг-аутов их детей

Светлана Ганжа

психологиня
— Чаще всего родители приходят к нам с мыслью, что их ребёнок попал в какую-то секту. Они боятся, что его заманили в некую плохую историю. Они хотят разобраться, что с ним происходит, нормально ли то, что он теперь «не тот», кем они его знали. Надо понимать: какими бы просвещенными ни были родители — у них есть ожидания от ребёнка. Вольно или невольно с самого его рождения они строят насчёт него воздушные замки, представляют, кем он будет. И этот карточный домик в один момент начинает рассыпаться.

Ещё у родителей появляется много страхов. Перед ними встаёт вопрос уже об их каминг-ауте, перед их окружением. Особенно если речь о трансгендерном человеке — в этом случае сложнее всего отделаться от вопросов. Для многих непонятно — а что говорить своим родителям, бабушкам, дедушкам? А что я скажу своей сестре, как я скажу на работе? Или — что соседи подумают? Если в больших городах не важно, что соседи подумают, то в маленьких, где все друг друга знают, ситуация совсем другая.

В основе таких страхов лежит то, что мы все связываем свою жизнь с социумом и не хотим быть из него исключёнными. Наша семья — самое важное, что у нас есть, и не хочется её потерять.
Человеку кажется, если он расскажет о своем ребёнке своим близким, то «от нас точно все откажутся»
Мы помогаем подготовиться, перед тем как начинать с кем-то разговор. Здесь работает примерно та же схема, что и для ЛГБТ-человека, который хочет сделать каминг-аут перед родителями. Во-первых, нужно понимать, насколько это важно. Например, мужчина или молодой человек съезжается со своим партнёром. Одни в этом случае объяснят: «Я буду снимать квартиру с другом». А другие — не хотят врать и скрываться.

Во-вторых — насколько это безопасно. То есть не выгонят ли человека из дома, не побьют ли и не увезут куда-то. И в-третьих — насколько человек готов к такому разговору. Бывает, что лучше не сразу преподносить информацию, а сначала попробовать выяснить мнение родственников об ЛГБТ-людях. Например, посмотреть вместе фильмы с такими героями, узнать мнение о своих ЛГБТ-друзьях.

Типичный сценарий, когда стадии принятия ориентации или гендерной идентичности ребёнка — такие же, как при принятии горя. Родитель узнаёт, что ребёнок гей, лесбиянка или трансгендерный человек, и сначала начинает это отрицать. Говорит: «Нет, это не так. Кто угодно, только не ты. Это пройдёт». Или ведёт себя так, как будто ничего не изменилось. Затем следует агрессия, скандалы: «Нет, ты не такой». Потом — торг: «Ну, это, наверное, я виноват. Давай сходим туда-то, давай узнаем, нормально ли это». Самое опасное, человек может застрять на любой из этих стадий и быть там очень долго.

Могут появиться цикличные мысли, когда человек думает только об этом. Другие сферы деятельности перестают быть интересными. Например, я раньше вязала — перестала. Раньше с подружками встречалась, а сейчас не стала, потому что — вдруг мне придётся об этом говорить. Когда обычная жизнь становится другой, это звоночки, что пора что-то делать.

Помогает информация — книги, брошюры, просветительские сайты. В крупных городах есть группы поддержки для родителей ЛГБТ-людей. Работают проекты, которые предоставляют онлайн-консультации. Важно не замыкаться в своих мыслях.
Если кто-то из окружения говорит: «Вот, он у тебя ненормальный», — найдите другую точку зрения. Обратитесь к человеку, которому вы доверяете и у которого другое мнение
Когда мы узнаём про болезнь — мы же тоже ищем врача, который скажет что-то хорошее, даст надежду. Дай бог, чтобы родитель нашёл в себе силы прийти в группу, или обратиться к какому-то равному консультанту, или просто с кем-то поговорить о своих переживаниях. Но, конечно, не все на это готовы.

Важно возвращать родителей к мысли, что речь идёт всё-таки об их детях. Я и мои коллеги стараемся отвлекать их от размышлений об ориентации или гендерной идентичности и фокусировать внимание на личных качествах. Ведь ребёнок точно так же учится в институте или работает. Также может добиться в жизни чего хочет — особенно если получит поддержку. Может создать семью. Постепенно приходит понимание, что жизненные пути у ребёнка — всё те же самые. Ориентация или идентичность не влияют на то, какой он или она человек. Он не стал другим в один момент. Посудите сами, не может ведь быть так, что пять минут назад это был один человек, а сейчас — другой. Просто вам стало известно о нём чуточку больше. Мысль о том, что «жизнь теперь окончена, всё, это крах», постепенно уходит.

Наталия Савенко

координатор психологической службы ЛГБТ-группы «Выход»
— Родители приходят к нам в разных чувствах. Чаще всего они расстроены. Они могут испытывать вину, стыд или страх за своих детей. Думать: «Со мной что-то не так». Или: «С ним что-то не так». «Я виновата». При этом чаще всего людям не с кем обсудить свои переживания. Редко, когда родитель раз — и принял ребёнка, хотя есть и такие случаи. Это зависит от психологического портрета человека. Кто-то менее, а кто-то более устойчив, имеет более сформированное «я» и поэтому по-другому относится к выборам других людей, даже если речь идёт о собственных детях. Такой человек больше опирается на доверие и уважение к другим. Амплитуда переживаний в таких случаях меньше.
Совсем без проблем в любом случае не обходится. Каминг-аут ребёнка всегда вызывает стресс
Если ЛГБТ-человек может оттягивать разговор о своей ориентации или идентичности с родителями — выбирать подходящий момент, готовиться, — то у родителей этого времени нет. После признания ребёнка на маму словно грузовик наезжает! Не стоит ожидать от неё, что она в ответ заулыбается и скажет: «О, как это круто, дорогой мой». Нужно время, чтобы к этому прийти, не нужно требовать сиюминутного принятия и демонстрации радостных эмоций. И принятие, если оно наступит, у всех будет разное.

Как и при стрессе по любому другому поводу, организм интерпретирует новую информацию следующим образом: то, что было привычным, больше таким не будет. Схожие переживания родитель испытывает, например, и после новости о замужестве дочери. Становится понятно, что жизнь уже не будет прежней, ребёнок вырос и всё прочее.

Кроме того, у людей могут быть разные жизненные убеждения, разный жизненный уклад. Некоторые поколения помнят, что за проявления гомосексуальности сажали в тюрьму. У них может появиться иррациональный страх: «А что будет со мной, с моими детьми?»
В основе неприятия ребёнка таким, какой он есть, может тоже лежать любовь
Родители, которые говорят: «Такого не может быть, ты же наш любимый сын», — конечно же, любят своего ребёнка.

После стадии отрицания начинается торг: «Может, ты не совсем лесбиянка, может, тебе показалось? А может, ты попробуешь и опять станешь гетеросексуальной девушкой?» Затем, как правило, следует стадия горевания. И все эти стадии нужно прожить. Причём у всех они проходят по-разному и длятся разное время.

Чаще всего людям в таких ситуациях нужно разделить с кем-то свои переживания. Тогда родители начинают чувствовать себя лучше. Ты понимаешь, что ты не один такой, — есть целые организации, которые этим занимаются. Но можно и сидеть в «закрытой комнате» — кому-то комфортнее так. Бывает, что просто не знаешь, куда обратиться. И тогда переживать свои эмоции в одиночку — это сложнее для психики, чем если бы человек встретил тех, кто его поддержит и выслушает. Тревога, чувство вины могут только усиливаться.

Можно обратиться за помощью к психологам или другим родителям ЛГБТ-людей, которые могут рассказать, как всё было у них, поделиться опытом, поддержать. Для такого общения и создан наш клуб. Можно читать статьи в интернете. Информация здесь вообще очень помогает — человек начинает лучше понимать, что происходит с ним и его ребёнком. А раз он лучше разбирается в природе своих страхов, то ему уже понятнее, как с ними обращаться.
Рассказывать ли об ориентации или гендерной идентичности ребёнка своему окружению — личное дело каждого человека. Каждый сам решает, насколько ему быть видимым
Родители могут быть просто не готовы об этом говорить. В ответ на вопрос: «Ну, когда же твоя дочь выйдет замуж?» — не все спешат достать свой ЛГБТ-флаг и сказать, что их дочь лесбиянка. И это вовсе не связано с тем, принимает она свою дочь или нет. Но бывает и так, что человек не хочет этого скрывать, для него комфортно не сдерживать порыв делиться с окружающими тем, что для него важно.

Полного принятия, кончено, может и не произойти, и мы не можем требовать этого от родителей. Некоторые говорят: «Да, я очень люблю своего сына». И тут же добавляют: «Очень надеюсь, что всё изменится, что в какой-то день он поймёт, что ошибался». Каждая история уникальна, и могут потребоваться время и силы, чтобы прийти даже к такому состоянию. Некоторые родители из нашего клуба до сих пор плачут. Не потому, что не принимают своих детей, а потому, что где-то глубоко внутри у них остаётся грусть или тревога из-за того, что их детям может быть тяжело в жизни. Стоит с уважением относиться к любым состояниям, в которых оказался родитель. Но если он хочет разобраться в своих чувствах, мы готовы его поддержать.

Адреса

где можно получить психологическую помощь
— Все города:
  • Российская ЛГБТ-сеть: онлайн-чат, горячая линия 8−800−555−73−74 (все звонки по России бесплатны), форма запроса консультации.
  • Центр защиты прав квир-женщин Сибири (очные консультации для жителей Новосибирска, заочные — всех других городов).
  • Проект для трансгендерных людей и их близких «T9 NSK» (очные консультации для жителей Новосибирска, заочные — всех других городов).

— Пермь:

— Санкт-Петербург:

— Москва:

— Краснодар, Ростов-на-Дону:
  • Общественное движение «Реверс».

— Владивосток:
  • Дальневосточное общественное движение «МАЯК».

— Екатеринбург:

— Архангельск:

Читайте истории родителей ЛГБТ-людей:


Если вы родитель ЛГБТ-человека и хотите стать героем проекта, пожалуйста, заполните эту форму
Ваша история будет важна для других родителей — особенно тех, кто пока не готов рассказывать о себе публично или даже обращаться к психологу. Кроме того, так трудности ЛГБТ-людей и их близких станут более видимыми
Нажимая на кнопку «Отправить», вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности