история МИМЫ

Когда мы совершаем каминг-аут, то добавляем правдивости и подлинности обществу

Лесбиянка из Хорватии — о трудностях, с которыми пришлось столкнуться в глубоко религиозном обществе, и о каминг-ауте как ежедневной миссии

Меня зовут Мима Симич, я 43-летняя лесбиянка из Задара, Хорватия, в настоящее время живу в#nbspГермания). Мой каминг-аут стал настоящим испытанием в послевоенной Хорватии 90-х годов. Общественно-политический климат не благоприятствовал принятию каких бы то ни было различий. Особенно тех, что шли в противовес хорватской католической и гетеропатриархальной принадлежности.
Каминг-аут
процесс открытого и добровольного раскрытия человеком своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности и/или результат этого. Выражение происходит от устоявшегося англоязычного выражения «coming out», которое, в свою очередь, является сокращением от «coming out of the closet» (буквально — «выйти из шкафа», по смыслу — «выйти из потёмок, открыться»). Возможные варианты написания: камин-аут, каминг аут, каминаут.
Квир
собирательный термин, используемый для обозначения людей различных сексуальных ориентаций и гендерных идентичностей, не соответствующих гетеросексуальной или цисгендерной идентичности. Также часто используется для описания анти-гетеронормативных и анти-гомонормативных идентичностей и убеждений
Лесбиянка
женщина гомосексуальной ориентации, то есть: испытывающая сексуальное, эротическое, романтическое и/или эмоциональное влечение к представителям своего пола или/и гендера
ВРЕМЯ ПОЛНОГО МОЛЧАНИЯ
Это было время языкового, социального и политического отрицания непродуктивной сексуальности
Мой любимый пример, наилучшим образом иллюстрирующий контекст, в котором я росла, - когда национальное телевидение Хорватии вырезало эпизод из отмеченного наградами сериала BBC На свете есть не только апельсины (Oranges Are Not the Only Fruit) только из-за лесбийской сцены (я должна сказать, весьма скромной). То, как история о зрелом каминг-ауте подверглась жёсткой цензуре, то, что часть её была вырезана, многое говорит о том, в каких условиях я росла в Хорватии в то время – тоже в молчании, тоже подвергнутая цензуре, даже по отношению к себе.
На свете есть не только апельсины
Полу-автобиографический, драматический, трёхсерийный мини-сериал на лесбийскую тематику.
Подобно многим другим квирам, гомосексуалам и плохо приспособленным людям, мне пришлось покинуть свой дом, чтобы понять себя
Гомосексуал
мужчина гомосексуальной ориентации, то есть: испытывающий сексуальное, эротическое, романтическое или/и эмоциональное влечение к представителям своего пола или/и гендера
Мне пришлось переехать в Великобританию, которая производила — а не подавляла — многообразный, дружелюбно настроенный к ЛГБТ контент и контексты, которая давала мне возможность говорить, позволяла удовлетворять свои желания, свои эмоциональные и — почему нет! — сексуальные потребности.

В тот момент, когда я всё осознала и открылась себе, то почувствовала безмерное облегчение. И в то же время я была переполнена злостью из-за того, что мне пришлось пережить, чтобы начать чувствовать себя нормально и естественно.

Поэтому я поклялась себе, что буду нарушать молчание на каждом шагу. В каждом микро- и макросоциальном контексте. В каждом кадре и формате. С тех пор — а прошло уже почти 25 лет — я не перестаю это делать.
ЛГБТ (ЛГБТ+, ЛГБТИ, ЛГБТИК, ЛГБТКИА)
Аббревиатура «ЛГБТ» расшифровывается как «лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры». Термин «ЛГБТ+» сейчас считается более корректным, т.к. по умолчанию включает все возможные ориентации и идентичности, которые невозможно уместить в одну аббревиатуру. Также встречается аббревиатуры ЛГБТИ, ЛГБТИК, ЛГБТКИА, где И — это интерсекс-люди, К — квир, А — асексуалы.
ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ КАК ПОЛЕ БИТВЫ
Я стала открываться сначала всей своей семье, включая бабушек
Я открывалась всем друзьям, коллегам, профессорам в университете — если предоставлялась такая возможность. А когда начала публиковаться, то открывалась газетам и журналам — как писательница, которая оказалась лесбиянкой. А затем, чтобы сделать этот процесс более увлекательным и эффективным, я решила, что это отличная идея — открываться на кулинарных шоу, викторинах, ежедневных политических и крипто-политических шоу, в консервативных еженедельниках, в популярных женских журналах…
В то же время, конечно же, я не забывала совершать каминг-ауты на улицах, в лифтах, у гинеколога, в такси, в аптеке… Действительно, когда у вас есть однополый партнёр, каждый маленький шаг в вашей повседневной жизни — например, прогулка с собакой, поход в магазин, поход в кино, посещение кафе и т.д. — превращается в потенциальное политическое поле битвы.
Будет для кого-то провокационным и оскорбительным, если ты будешь целоваться или держаться за руки с партнёршей? Решат ли они, что имеют право оскорблять тебя, плевать в твою сторону или даже дать тебе пощёчину?
Это, к сожалению, реальность и обратная сторона любви квир-людей. К любви всегда примешан страх — страх быть отвергнутым или страх жестокого обращения. Безусловно, у «обычных» людей есть свои трудности. Например, когда их партнёры или партнёрши имеют «неправильный» цвет кожи, иную этническую принадлежность, религию или способности. В этом смысле самое важное — пробудить потребность в солидарности и понимании для всех совершаемых каминг-аутов. Мы все должны быть правдивы перед собой и должны гордиться тем, что, когда совершаем каминг-аут, то добавляем правдивости и подлинности обществам и сообществам, в которых участвуем или к которым имеем отношение.

Новые постюгославские регионы настаивали и до сих пор настаивают на гомогенности и национальном единстве, они вынуждают прятать все различия и превращают нас в лжецов, лицемеров и головорезов. Такой климат означает войну. И для меня, после того, как я пережила подобные условия, всё это было невыносимо.
КОНСТАТАЦИЯ ФАКТОВ
Я должна подчеркнуть, что мой взгляд на каминг-аут всегда был своеобразным, если не сказать больше
Сцена, в которой вы с тревогой готовитесь обратиться к кому-то — будь то ваши родители, сверстники или общество в целом — и с нетерпением ожидаете их положительного ответа, всегда была для меня чрезвычайно проблематичной. Таким образом я никогда никому не открывалась.
Я никогда не произносила заезженную фразу: «Мама, папа, я должна вам кое-что сказать…». Нет. Это было бы просто унизительно. Такая схема «признания» подразумевает, что я в чем-то раскаиваюсь и что я считаю это нелепым и неприемлемым. Поэтому формулировка «открыться кому-то» для меня всегда означала «открыться в чём-то».
Каминг-аут для меня был констатацией фактов, без какой-либо необходимости в получении разрешения или благословения
«Мама, папа, у меня есть девушка. Она из Норвегии, изучает психологию, и я поеду с ней в Задар на пару месяцев», — говорила я. То же самое и с бабушкой: «Бабушка, я приду навестить тебя со своей девушкой. Мы очень любим друг друга, но ради неё я не переезжаю в Румынию». Или когда дружелюбный фармацевт, дающий мне антибиотики от инфекции, говорит: «Эти таблетки для тебя, а эти для твоего парня», я всегда поправляю его «…моей подруги».

Как вы видите, каминг-аут для меня всегда был и остается весёлым и увлекательным занятием. Мне особенно нравится совершать его в повседневных ситуациях, когда люди этого не ожидают. Это грустно, но простое упоминание о том, что у вас есть девушка, всё ещё является невероятным политическим актом в нашей стране. Ну, по крайней мере, я могу чувствовать себя полезной для общества без особых усилий!
КТО ХОЧЕТ СТАТЬ... ЛЕСБИЯНКОЙ?
Решение пойти на шоу «Кто хочет стать миллионером» было частью прагматичной, активистской миссии
Я хотела привлечь как можно больше людей в контекст через передачу, от которой никто не ожидает, что её будут использовать в качестве платформы для социальных изменений или повышения осведомленности. Я не хочу льстить себе, но если вы открываетесь на самом популярном шоу, в преддверии самого главного католического праздника — Пасхи, то вы, по сути, становитесь первой лесбиянкой, которую когда-либо видели миллионы людей из Хорватии и бывшей Югославии (в 2011 году Комитет Загребского Прайда назвал меня хорватским ЛГБТ-человеком десятилетия).

Бесспорно, с такой причёской я не стала «рекламой» лесбийской субкультуры, но зато выиграла много денег, а ещё получила уважение аудитории. Так что я думаю, это была весьма успешная активистская миссия, я до сих пор ей ужасно горжусь.
Мима на передаче «Кто хочет стать миллионером»
Комитет Загребского Прайда
неиерархическая группа людей, материально поддерживаемая Организацией Загребских Прайдов. Основана как неправительственная организация в 2008 году. Является членом InterPride, EPOA, IGLYO, ILGA-Europe. В 2010 году вместе с лесбийской организацией Rijeka и Queer Zagreb Комитет стал одним из основателей первой в Хорватии национальной ЛГБТ-ассоциации - Центра равенства ЛГБТ.
И я всегда хотела сказать: даже если бы я не была лесбиянкой, я бы хотела быть ею. Это отличие, которое заставляет тебя ежедневно сталкиваться с трениями вокруг себя и является лакмусовой бумажкой для людей.

Как ни странно, я не потеряла ни одного друга (у меня 5000 на фейсбуке, и не все из них лесбиянки), не разорвала отношения ни с одним членом семьи. Наоборот, это сблизило нас, мы больше ценим различия и уникальность друг друга. Я только боюсь, что, если однажды влюблюсь в парня, мне придется это сильно скрывать, потому что сейчас я, наверное, самая заметная лесбиянка в Хорватии. И пока у меня есть такое «звание», то должна лгать насчёт того, что мужчины мне абсолютно не нравятся )
В настоящее время я живу между Загребом и Берлином. Берлин — это веганский рай, и, поскольку моя жизнь сейчас в основном связана с едой и кошками, это хорошее место для работы. Рост неоконсерватизма и новых форм фашизма по всей Европе, в том числе и в Хорватии, заставляет меня отойти и немного подзарядиться, прежде чем вернуться на линию фронта. В моем возрасте большинство активистов уже «перегорели», но для меня юмор и веселье являются абсолютной формулой долголетия активиста. Поэтому сейчас я планирую выиграть Европейский песенный конкурс с песней о любви лесбиянок и приглашаю Елену Розгу присоединиться ко мне на бэк-вокале. Надеюсь, она читает это.
Сейчас Мима — кандидат в Европарламент. Она представляет новую политическую платформу в Хорватии под названием «Мы можем!», это часть коалиции «зеленых левых». Мима считает, что вся работа, которую она вложила в активизм, может быть перенесена и в политику, и что «все мы должны быть политиками, участвовать и формировать» наши общества". Она говорит, что устала от «политики, формирующей ей», и теперь сама хочет «формировать политику».

Она ведёт свою кампанию, разъезжая на велосипеде по Хорватии и разговаривая с избирателями. Одна из её целей — мотивировать хорватов на участие в выборах, поскольку явка на европейские выборы в стране довольно низка. Мима хочет изменить восприятие политики как чего-то абстрактного, хочет убедить людей в том, что политика влияет на их повседневную жизнь. Она также заявляет о том, что будет стремиться создать безопасную для ЛГБТ среду, в которой они смогут быть открытыми и больше не бояться.
Јелена Розга
популярная хорватская певица
Текст, фото, перевод: Маре Кнежевич. Редактура: Боян Стойковски, Анастасия Сечина. Иллюстрация: Наталья Макарихина. Перевод на русский: Ирина Галина
Ваша история может вдохновить других.
Необязательно становиться абсолютно публичным. Любая открытость — перед собой, близкими, друзьями — постепенно ведёт общество к большему принятию разнообразия и неполярности. Поэтому мы собираем истории ЛГБТ-людей, решившихся на открытость в странах с высоким уровнем гомо-, би-, трансфобии.

Поделитесь своей историей.
Нажимая на кнопку «отправить», вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
ещё истории