Открыться перед коллегами

Комментарий психолога. Личный опыт ЛГБТ
Мария Наймушина
психолог ЛГБТ-группы «Радужный мир»
Надо ли открываться коллегам, зависит от того, какие коллеги. Реакция может быть разная. Представьте себе разговор в коллективе. Одна: «Я со своим ездила туда-то…». Другая: «А мой пригласил меня в театр…» Тут в разговор вступает третья: «А я со своей…» Что дальше? Бывает, разговор гасится. А иногда продолжается, если находится кто-то, кто готов поддержать: «О, а как вы познакомились? Вы живёте вместе?» Легче, когда коллектив только-только образовался и правила там ещё устанавливаются. Существенно сложнее там, где все нормы и правила определены давно, а коллектив практически не обновляется.

Если у вас уже есть опыт работы с этими людьми, вы наверняка примерно представляете их отношение к ЛГБТ-повестке. Попробуйте вспомнить, как они реагировали, например, на победу Кончиты Вурст на Евровидении или на другие новости, сопряженные с темой ЛГБТ. Эти реакции очень показательны, а наблюдение – совершенно безопасно.

Если интерес силён и чувствуется, что страх отступает, попробуйте развить какую-либо из всплывающих на работе тем обсуждения или инициируйте её сами. 2018 год, к примеру, богат на фильмы, которые вышли в широкий прокат и связаны с гомосексуальностью – «Колетт», «Фаворитка», «Богемская рапсодия». В 2019 году таких лент будет не меньше.

Прислушайтесь также, как говорят, реагируют и откликаются ваши коллеги в разговорах о своих непослушных детях, которые не желают быть «такими, как все» или вовсе отрицают «традиционную семью и брак». Это тоже может быть очень познавательно.

Если выясняется, что реакция явно негативная, стоит взвесить: готовы ли вы скрывать свою ориентацию и переживать о том, что рано или поздно все узнают? Если нет, готовы ли вы работать в среде, не приемлющей значительную часть вашей жизни, и, возможно, регулярно выслушивать сексистские и гомофобные шутки от коллег? Думаю, это не лучшее место для обретения внутренней гармонии и принятия себя. Конечно, риски и плюсы есть при любом решении. Попробуйте перечислить и сопоставить их все. Что окажется весомее, за тем и следовать, вооружившись возможной поддержкой извне и помня о важности самоподдержки.

В России определённо есть коллективы, где к вопросам гендерной идентичности и сексуальной ориентации относятся совершенно нормально. Есть работодатели, во внутренних этических кодексах у которых прописан пункт о взаимоуважении сотрудников к сексуальной ориентации и праве на личную жизнь, какой бы она ни была. Есть фирмы, основанные ЛГБТ-людьми, в которых дружеская атмосфера, где сексуальная ориентация и гендерная идентичность не имеют значения. Но важно понимать, что таких организаций не так уж много. Например, если вы работаете на госслужбе или с детьми, это отсекает любую возможность открытости.

В контексте этой темы хочется обратить особое внимание на трансгендерных людей. Если сексуальность – часть жизни, которая так или иначе скрыта, то гендерная идентичность – это то, кем ты являешься. Скрывать её от себя и от других гораздо сложнее. При этом любое проявление гендерной идентичности – совсем не то же самое, что сексуальность. Например, если я инженер в крупном конструкторском бюро. Мужчина по паспорту, но чувствую себя женщиной. И вот в один из дней я прихожу на работу с макияжем, в платье и на каблуках. Острота проблемы почувствуется сразу! В лучшем случае меня не узнают и не пропустят через проходную, в худшем - сложно будет вообще вернуться на эту работу.

В случае с трансгендерностью вопрос о том, рассказывать про себя или нет, чаще всего вообще не стоит. Если человек меняет документы, приносит в отдел кадров новый паспорт, можно только представить спектр реакций работников. Или, допустим, у меня документы на Марию, а я прихожу трудоустраиваться и выгляжу мужчиной. Сразу отказ. В трудовой сфере уровень дискриминации в отношении трансгендерных людей невероятно высок.

При этом важно сказать, что случаи прохождения комиссии, устанавливающей «половую переориентацию», без потери трансперсоной работы, есть. Конечно, это, скорее, исключения, но всё-таки преодолевшие систему люди существуют.
ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
На работу я так и не устроился. В магазине бытовой техники с порога сказали, что у них нет вакансий, хотя на двери висело объявление о местах продавцов. Анкету для соискателей мне всё-таки дали заполнить, но не успел я отойти, как услышал шёпот за спиной: «Выглядит, как педик».

В продуктовом магазине директриса спрашивала, почему я не служил в армии, почему не женат, почему даже не состою в гражданском браке с женщиной: «Что, проблемы с ориентацией?» Я ответил, что это не её дело. Конечно, мне так и не перезвонили.
Дима, Россия, Северный Кавказ
На некоторых своих местах работы я не представлял, что можно рассказать об этом коллегам, в других местах на вопрос «Ты гей?» просто отвечал «Да». Ситуация связана с городами моего проживания. Первый случай — для моего родного города, второй подходил лишь для Москвы.
Александр, Россия - Латвия
После принятия себя я никогда не скрывала своей ориентации. Про это знали на всех моих работах и относились нормально. На одной работе меня как-то спросили: «Ты так много высказываешься про ЛГБТ, ты что, лесбиянка?» Я ответила: «Да». Это вызвало легкий шок, но я не столкнулась ни с какой гомофобией, все сотрудники и сотрудницы восприняли информацию адекватно.

На другой работе коллеги однажды прямо так и представили меня новенькой сотруднице: «А вот Лена, она лесбиянка». Девушка сказала, что это «прикольно», никакого особого значения не придала.

Недавно я сделала каминг-аут на новой работе. В моем отделе девять человек, и только одна девушка сильно удивилась, испугалась и спросила: «Ты что, будешь приставать ко мне?» Я сказала: «Нет, ты мне неинтересна», на что она задала вопрос: «А почему?»
Элен, Казахстан
В том месте, где я работаю сейчас, мне не пришлось делать каминг-аут. Так получилось, что про меня уже знали. К этому относятся нормально, никакой неловкости ни в себе, ни в коллегах я не чувствую. Мы шутим о разных сексуальностях, иногда грубо — но также мы шутим и на миллион других тем. Там же работает и мой молодой человек. То есть сложилась просто идеальная картина из американских сериалов — расширенная норма, мы все разные, но делаем одно дело. Правда, у нас маленький коллектив с неформальными отношениями. У меня исключительная ситуация, и мне сложно советовать. Если это такая работа, где твои коллеги — единомышленники, то проблем, скорей всего, не будет. Про тебя в любом случае узнают, но отнесутся к этому нормально.
Михаил, Россия
Текст: Владимир Соколов, Михаил Данилович, Анастасия Сечина. Перевод на английский: Ирина Галина.