история Х

Это наши жизни, они — не предмет для развлечения

Трансгендер из Македонии — о том, как выиграл дело против государства в Европейском суде по правам человека и о своей готовности бороться дальше

Несмотря на то, что ранее история X была абсолютно публична, сейчас он хочет сохранять анонимность из соображений безопасности и из-за различных трудностей, с которыми уже пришлось столкнуться в повседневной жизни.
Мне 31 год, и я трансгендер из Скопье, Македония. В детстве я периодически натыкался на сенсационные истории о трансгендерных людях, но не осознавал, что у меня много общего с этими людьми. Они были предметом насмешек и ненависти, над ними издевались, их оскорбляли, и мне было трудно идентифицировать себя с ними.

Также сложно было найти какую-либо доступную информацию. Только в конце обучения в средней школе я, наконец, узнал, что значит «трансгендер», и когда я оглянулся назад, то всё понял. С самого раннего возраста я чувствовал, что что-то не сходится. Просто в консервативном обществе нет для этого определения.

По-прежнему многие молодые люди не знают о трансгендерности, семьи и окружающие люди подавляют их. Я знаю несколько таких историй. Как и все эти молодые люди, я тоже много раз думал о самоубийстве. А о чём ещё можно думать, когда ты совсем один, когда тебя никто не понимает и не уважает?

Я встретил первого трансгендера из Македонии, когда мне было 23 года. Это много поменяло в моей жизни.
Трансгендерность
состояние, при котором гендерная идентичность и/или гендерная презентация человека не соответствует культурным и социальным ожиданиям, связанным с полом, приписанным при рождении. Термин используется для обозначения широкого спектра гендерных идентичностей
БЫТЬ ТРАНСОМ — ЭТО НЕ ВЫБОР
трансофобия — вот выбор
Трансгендер - это не определение пола, это сам пол. Я хочу пояснить: транс-люди уверены в своей идентичности точно так же, как нетранс-люди. Нет никакой разницы. И поэтому нет оправдания, когда один осуждает другого.

К счастью, я не сталкивался с физическим насилием, но знаю многих людей, на которых нападали. Они никуда не сообщали об этом из-за страха насмешек и осуждения. И это огромная проблема в нашем обществе. Я думаю, что все или почти все трансгендеры из Македонии, которых я знаю, подвергались физическому насилию только потому, что они трансгендеры.

С другой стороны, я сталкивался со словесными атаками почти каждый день. И от тех людей, которых я считал друзьями, и от случайных прохожих. Это могло произойти где угодно. Однажды в интернет-кафе ко мне подошли несколько парней, начали сильно трясти стул, на котором я сидел, что-то кричали мне в уши... Я боялся реагировать и был уверен, что они будут ждать меня снаружи. К счастью, этого не произошло.

Раньше я испытывал давление также и от моей семьи (X не стал вдаваться в подробности конфликтов, он рассказывает только, что между ним и родственниками было много "аргументов и проблем" - Прим.ред.), но теперь уже нет. В конечном итоге семья приняла меня таким, какой я есть. Они поняли, что только так я смогу быть счастлив и вести функциональную жизнь.
Сложно подобрать слово, которое может обобщить отношение официальных учреждений в Македонии к трансгендерным людям. Вероятно, термин «катастрофический» будет уместен
В каждом, буквально в каждом учреждении, где я был, меня как будто допрашивали и всякий раз осмеивали. Каждый раз мне приходится объяснять в присутствии посторонних, что «не так» с моими документами. Проблема исходит именно от учреждений. Они нарушают мои права и смеются мне в лицо, думая, что я этого не замечу.

Но я не намерен это терпеть. Я полон решимости довести моё дело до конца и убеждён, что мне удастся cменить документы. Должно быть ясно: человек, который, благодаря медицинскому трансгендерному переходу, несомненно имеет 100% мужскую внешность и измененное имя — это однозначно мужчина. Но при этом в документах говорится, что он женщина, а в его ID стоят цифры 455, которые также означают женский пол.

Моё дело должно быть доведено до конца. Процесс, который я выиграл в Европейскому суде, должен привести к тому, что македонские учреждения начнут делать то, за что им платят — они должны будут защищать права граждан. Я убеждён, что решение по делу должно быть положительным. Это также относится к правовой базе, касающейся признания пола, и её применению повсюду в стране, без исключения.
Трансгендерный переход
процесс приведения гендерной роли и тела человека в соответствие с его внутренним самоощущением — гендерной идентичностью. Трансгендерный переход может включать в себя как социализацию в новой гендерной роли, смену паспортного имени и юридического пола, так и медицинские процедуры по изменению внешних половых признаков.
МОЁ ТЕЛО — МОЁ ДЕЛО
я начал принимать тестостерон, и моя внешность полностью изменилась
Через несколько месяцев я сменил имя. В Македонии закон о присвоении имени допускает это, однако никаких процедур по изменению гендерной отметки и ID-номера нет. Поэтому, когда я подал заявку на изменение гендерной отметки, Департамент, отвечающий за эти вопросы, сделал из этого проблему, принял решения без законного основания, а потом витиевато извинялся… В конце концов — не только в моем случае, но и в других — ведомство заявило, что вопрос вне его юрисдикции. Это целый процесс, он тщательно задокументирован.
Вместе с фантастической Наташей Бошковой из Coalition Margins мы вели процесс с самого начала. Следующим шагом стало обращение в Министерство юстиции. Но их решение ничего не изменило. После этого Административный суд вернул дело к рассмотрению, и мы пошли на второй круг. Меня убеждали в том, что обоснованием для смены гендерной отметки должна быть хирургическая операция, и я должен предоставить документы о том, что она проведена. Но я не хотел делать со своим телом ничего, что снизило бы качество моей жизни. Ни один чиновник не имеет права заставлять меня идти «под нож». Это моё тело, и у них нет на него прав.

Процесс шёл долго. Мы прошли все инстанции в Македонии, исчерпали все возможности и поэтому обратились в Европейский суд по правам человека. Я не собирался сдаваться и по-прежнему не собираюсь.

В решении ЕСПЧ говорится, что страна обязана принять правовую базу, которая позволит быстро, прозрачно и доступно изменить документ. Государство не должно требовать медицинского вмешательства, потому что так оно наносит ущерб целостности тела трансгендеров. Я говорил это много раз и повторю: физическая неприкосновенность защищена Конституцией, и я хочу, чтобы государство уважало Конституцию.
Coalition Margins
Коалиция «Сексуальные права и права на здоровье маргинальных сообществ» ("Sexual and Health Rights of Marginalized Communities") была основана в 2007 году как совместная неформальная платформа и является результатом совместных усилий нескольких организаций: HOPS - Healthy Options Project Skopje, HERA, IZBOR - Strumica и EGAL. С 2011 года Коалиция зарегистрирована как НПО. Она способствует защите и соблюдению основных прав меньшинств, уделяя особое внимание ЛГБТИ-людям, наркоманам, людям, живущим с ВИЧ, работникам и работницам секс-бизнеса.
Здесь не может быть компромисса. Государство не имеет права просить меня пойти на риск для здоровья для того, чтобы я мог изменить листок бумаги
Если они не возражали против того, чтобы я получил мужское имя, то нет смысла мешать мне исправить всё остальное.

Поскольку у меня был медицинский переход, и моя внешность полностью мужская, я обычно чувствую себя в безопасности, когда нахожусь среди других людей. Нет никакой разницы. Самая большая проблема - проблема с моими документами. В банке, на почте, в аэропорту, у врача... Куда бы я ни пошёл - проблема возникает!

Я хочу справедливости. Сейчас государство закрывает глаза на такое обращение с трансгендерами, но существуют правовые механизмы, которые должны привести к соответствующим последствиям.
СТЕРЕОТИПЫ В НАШЕМ ОБЩЕСТВЕ
То, что особенно беспокоит меня в нашем обществе, - это отношение сми к транс-людям
Мы - либо главная тема насмешек, либо общественность плюет в нас и хочет нас спровоцировать, особенно в социальных сетях. Кроме того, большинство людей не имеют представления о том, как выглядят транс-люди. Они думают, что транс-мужчины похожи на женщин, а транс-женщины похожи на мужчин. И нет худшего стереотипа, чем этот.
Из-за гласности моего дела, я видел множество новостных заголовков вроде «Женщина, которая хочет быть мужчиной». Это вопиющее неуважение к моей личности. Я хотел бы обратиться к общественности со словами, которые могут показаться громкими: мои дорогие, моё тело - не предмет вашей интерпретации и обсуждения. Да, у меня мужской голос, борода, мужское строение тела, я прошел через медицинское вмешательство. Но, несмотря на всё это, моё тело — это моё дело, не ваше.
Каждый день вы гуляете среди транс-людей, не замечая, что они транс-люди. Мы выглядим потрясающе!
Я хочу призвать к большему уважению, к этичной и корректной подаче информации и рекомендую всем журналистам познакомиться с исследованием «Трансцендентальный опыт» невероятного Славко Димитрова, а также с «Руководством для журналистов» от Transgender Europe.
Славко Димитров (род. 1984)
имеет диплом по сравнительной и общей литературе Университета св. Кирилла и Мефодия, а также степень магистра в области гендерных исследований и философии по теме «Генеалогическая деконструкция конфессионального субъекта: политические и этические последствия». Gреподавал несколько курсов в неформальной школе по гендерным и политическим вопросам в Евробалканском институте. В настоящее время работает ассистентом по курсам «Современные культурные теории», «Культура и гендер», «Маскулинность и Балканы» и «Квир-теория» в аспирантуре при кафедре гендерных исследований и культурологии Евробалканского института. Также является директором Коалиции «Сексуальные права и права на здоровье маргинальных сообществ».
Transgender Europe (TGEU)
сеть различных организаций трансгендеров, транссексуалов, гендерно неконформных людей и других единомышленников, которые борются с дискриминацией и поддерживают права трансгендеров. TGEU был создан на первом Европейском совете по транссексуалам в Вене в ноябре 2005 года. Организация является "голосом" транс-сообщества в Европе, успешно объединяя адвокационную работу на европейском уровне с работой на национальном уровне в партнерстве с членами местных сообществ.
ПРОГРЕСС МИНИМАЛЕН
НО ИЗМЕНЕНИЯ НЕИЗБЕЖНЫ
К счастью, у нас есть межпарламентская ЛГБТИ-группа, но борьба в Парламенте ещё не началась. Изменения происходят, в основном, в сообществе. Как-то я пошёл фотографироваться для удостоверения личности, и меня высмеяли. Но я твёрдо сказал, что знаю свои права и знаю, как их защитить. После этого мне принесли извинения.
ЛГБТ (ЛГБТ+, ЛГБТКИА, LGBTQ)
Аббревиатура «ЛГБТ» расшифровывается как «лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры». Термин «ЛГБТ+» сейчас считается более корректным, т.к. по умолчанию включает все возможные ориентации и идентичности, которые невозможно уместить в одну аббревиатуру. Также встречается аббревиатуры ЛГБТИ, ЛГБТИК, ЛГБТКИА, где И — это интерсекс-люди, К — квир, А — асексуалы.
Сознание людей меняется, и главные изменения исходят от сообщества, от друзей и сторонников. Статьи печатаются, мастерские проводятся, а транс-люди становятся всё более компетентными в защите своих прав. Это неизбежно ведёт к изменениям.

Я ожидаю от Македонии нескольких вещей, касающихся ЛГБТИ-сообщества. Прежде всего, государство должно понимать, что такие граждане существуют и что ими нельзя пренебрегать. Вы должны относиться к ним так же, как к другим своим гражданам. Я надеюсь на появление правовой базы для признания пола исключительно на основе самоопределения. Надеюсь, что появится новый закон о предотвращении дискриминации. И что будет вестись работа в сфере здравоохранения, потому что система здравоохранения — это одна большая проблема для ЛГБТ- сообщества,  особенно для трансгендеров. Я надеюсь, что люди станут более образованы, а СМИ перестанут смотреть на нас, как на героев «скабрёзных историй».
Это наши жизни, и они — не предмет для развлечения. Я надеюсь, что с нами будут обращаться, как с равными гражданами, каковыми мы являемся. Я не говорю об особом отношении. Я хочу иметь базовые права, базовый доступ к товарам и услугам, без предубеждений, без насмешек и оскорблений. Я хочу справедливости!
Текст: Виктор Йованов. Фото: Мирсад Бекири. Редактура: Боян Стойковски, Анастасия Сечина. Иллюстрация: Наталья Макарихина. Перевод на русский: Ирина Галина. Перевод на английский: Боян Стойковски.
Ваша история может вдохновить других.
Необязательно становиться абсолютно публичным. Любая открытость — перед собой, близкими, друзьями — постепенно ведёт общество к большему принятию разнообразия и неполярности. Поэтому мы собираем истории ЛГБТ-людей, решившихся на открытость в странах с высоким уровнем гомо-, би-, трансфобии.

Поделитесь своей историей.
Нажимая на кнопку «отправить», вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
ещё истории